Типология текста: Статьи

Н.Я. Михайленко, Н.А. Короткова. Как играть с малышом дома. "Дошкольное воспитание" 6/1985


Игрой малыш овладевает под руководством и при непосредственном участий взрослых (в дет­ском саду — воспитателей, дома — мам, пап, ба­бушек). Конечно, ребенок может научиться иг­рать и сам, глядя на играющих сверстников на игровой площадке, наблюдая игры старших братьев и сестер, имея в своем распоряжении игрушки, которыми его щедро снабжают роди­тели. Но опыт показывает, что стихийное овладение игрой происходит очень медленно и непол­но, особенно в тех случаях, когда ребенок — единственный в семье, а взрослые больше пекут­ся о его физическом благополучии и гигиене, не­жели о психическом развитии и эмоциональном благополучии.

Приобщение маленького ребенка (от 1,5 до 3 лет) к сюжетной игре не требует от взрослых больших усилий, зато обеспечивает полноценное развитие, постепенно увеличивающиеся «остров­ки» самостоятельной занятости ребенка (т. е. об­легчает его «открепление» от взрослых, которые не могут беспрерывно им заниматься).

Как же начинать формирование игры у ребен­ка?

Основа сюжетной игры, которая должна быть заложена в раннем детстве, — это игровое дейст­вие. Чтобы наши дальнейшие рекомендации были яснее, покажем на примере, каким может быть игровое действие, сравним его с настоящим, ре­альным.

Ребенок ест ложечкой кашу — это его реаль­ное действие, имеющее ощутимый результат. А вот он черпает «кашу» из игрушечной тарелки (пустой) и подносит ложку ко рту куклы, миш­ки— это уже игровое действие, ненастоящее, «понарошку». Такое действие не имеет реально­го результата.

Однако игровое действие может быть очень похожим на настоящее (и предметом-игрушкой и самим движением), а может быть очень обоб­щенным, условным (предмет вообще отсутствует или заменяется чем-то, лишь отдаленно напоми­нающим настоящий, а от движения остается только характерный жест или обозначающее его слово). К примеру, кормить куклу можно не иг­рушечной ложечкой, копирующей настоящую, а... палочкой; «рулить» — не игрушечным рулем, а... ничем, поворачивая воображаемый руль руками и сопровождая этот характерный жест гудением.

Поначалу маленькому ребенку проще усвоить игровое действие, детально копирующее настоя­щее и производимое с игрушкой, похожей на на­стоящий предмет (понятно, что это действие должно быть хорошо известно ребенку по соб­ственному опыту). Однако основная задача ро­дителей — постепенно перевести ребенка к обоб­щенным, условным игровым действиям.

Каким образом такие действия можно вызвать у ребенка? Как сделать их для него необходи­мыми и осмысленными (ведь само по себе под­несение палочки ко рту куклы — акт достаточно бессмысленный)?

Осмысленность условного игрового действия (т. е. действия с предметом-заместителем или во­ображаемым предметом) обеспечивается взрос­лым, который включает это действие в целостный смысловой контекст — сюжет (иначе говоря, со­провождает данное действие поясняющим рас­сказом). Делать он это может двойкой образом: во-первых, играя сам с игрушками и подключая к своей игре ребенка; во-вторых, поясняя расска­зом (комментируя и интерпретируя) возникаю­щие у ребенка отдельные игровые действия. Рас­смотрим оба способа более подробно.

При первом способе — в центре игры взросло­го должна быть игрушка-персонаж (кукла, миш­ка, зайчик и т. п.). Взрослый выполняет с ней несложные действия («кормит», «укладывает спать», «умывает» и т. п.). Делает он это непри­нужденно, эмоционально, обязательно разгова­ривает с куклой; играя, объясняет смысл своих действий. Проиллюстрируем это примером.

Алеша (1~ год 7 месяцев) проснулся после днев­ного сна, мама его подняла и одела и обращает его внимание на мишку, который уложен в игру­шечную кроватку и накрыт «одеяльцем», в каче­стве которого можно использовать любой лос­кут, носовой платок и пр.

Мама. Мой сынок уже встал, а мишка все еще спит. Вот соня! Надо его поднять. Вставай, мишка! (Алеше) Давай-ка умоем его!

’ В ходе такой игры взрослый не только при­влекает ребенка к выполнению отдельных игровых действий вслед за ней, но и обращает его внимание на необходимость выполнения игровых действий, игровые (реалистические) предме­ты для которых отсутствуют:

—   Надо мишке лапки помыть. Где у нас мыло? Подай-ка мне вот это (кубик). Это у нас Мыло. Намылим мишке лапки!

В следующий раз ребенка можно просто по­просить: «Дай-ка мне мыло, будем мишку мыть!» Ребенок может принести использованный взрос­лым тот же предмет-заместитель или предло­жить другой — это уже будет показателем усво­ения условного игрового действия.

Если ребенок фиксирует внимание на заме­стителях, предложенных взрослым, то имеет смысл перед игрой убрать эти предметы и по­степенно расширять их диапазон, предлагая каждый раз новые. Введение предметов-замести­телей можно чередовать с введением воображае­мого предмета: «Вот тебе яблоко (в ладошку ре­бенка взрослый кладет воображаемое яблоко), покорми мишку!»

При этом необходимо помнить, что для малы­ша существует ограничение в одновременном замещении предметов — реалистическая пред­метная опора действия должна все же сохра­няться. Один из предметов, задающих смысло­вую ситуацию, должен быть реалистическим: ес­ли мишку моют мылом-кубиком, то тазик или ванночка должны быть похожи на настоящие; если куклу кормят палочкой, то должна быть тарелка или чашка и т. п. Только постепенно можно переходить к одновременному использова­нию нескольких заместителей.

Совместная игра с малышом может длиться до 15—20 минут. После этого взрослый должен тактично «выйти из игры» (ни в коем случае рез­ко ее не обрывая), предоставив ребенку возмож­ность продолжать ее самостоятельно. Это можно сделать, переключив внимание ребенка на дру­гие игрушки-персонажи, указав на «неумытых» или «ненакормленных» кукол:

—   Посмотри-ка, мишку мы накормили, а зай­чик у нас голодный. Ох, как хочет есть. Покор­мишь его сам?

Примерно раз в неделю взрослый должен вво­дить в игру новый сюжет (разыгрывать с ребен­ком какое-то новое событие), чтобы игра не превратилась в стереотипное повторение одних и тех же действий. Для самостоятельных занятий целесообразно предоставлять ребенку игрушки, использованные взрослым и в предыдущих сов­местных играх. Это будет стимулировать в само­стоятельной игре переход от одного сюжета к другому, соединение их ребенком, включение в них новых действий, т. е. элементарную творче­скую активность ребенка.

Вторым способом введения смыслового кон­текста является комментирование и смысловая интерпретация возникающих у ребенка в само­стоятельной деятельности игровых действий (своего рода «приписывание» смысла простому предметному действию, осуществляемое взрос­лым через реплику, рассказ).

Этот способ дополняет описанную выше сов­местную игру с ребенком. Действительно, мама (или другие близкие взрослые) не может все| время играть с малышом. Она должна заниматься многими делами. Но при этом среди домаш­них дел надо выбирать моменты для частичного включения в игру ребенка на речевом уровне — подать вовремя реплику, проинтерпретировать действие, задать вопрос, т., е. проявить интерес к занятиям ребенка.

Например, мама гладит белье, а двухлетний малыш тут же возит свою машину, дергает ее за колеса и т. п. Не отрываясь от своего дела, мама может наполнить смыслом действия ребенка:

—   Машина за кирпичиками поехала? Приве­зет кирпичики, чтобы строить дом? Где у тебя кирпичики?

Такое осуществляемое время от времени вклю­чение взрослого поддерживает, удлиняет само­стоятельную игру ребенка.

Игровые сюжеты, вводимые взрослым, должны строиться на событиях (действиях), знакомых ребенку по его собственному опыту; первоначаль­но это сюжет, построенный на одном событии (кормление, купание и т. п.), затем сюжеты ста­новятся двухфазными, включают уже два свя­занных между собой события, например купание и укладывание спать. Постепенно можно осу­ществлять переход от сюжетов, связанных с со­бытиями, где ребенок является непосредствен­ным участником, к событиям, которые он толь­ко наблюдает.

При этом сюжет может строиться вокруг пер­сонажа-игрушки (куклы, мишки), который как бы замещает самого ребенка, а ребенок имитиру­ет действия взрослого, которые тот в реальности осуществляет по отношению к нему самому. Кроме того, сюжет может строиться и вокруг самого ребенка. В таких случаях взрослый, по­ясняя свои игровые действия, стимулирует ре­бенка к таким же действиям:

—   Мы поехали на машине в лес (машиной мо­жет быть перевернутый детский стульчик). Ту- - ту! Остановка. Выходим. Будем с Алешей цветы собирать в лесу.

Самостоятельная игра ребенка 1,5—3 лет во многом зависит от того, как взрослые организу­ют предметно-игровую среду (т. е. от подбора иг­рушек и их расположения).

Среди многих родителей бытует представле­ние, что, чем больше у ребенка игрушек, тем луч­ше он будет играть и тем свободнее будут сами взрослые. На самом деле это далеко не так. Обилие игрушек, их неадекватность возрасту (заводные или даже управляемые машины, пе­редвигающиеся куклы и т п.) приводят лишь к механическим манипуляциям с ними, рассеива­ют внимание ребенка. Нам неоднократно прихо­дилось наблюдать детей, комнаты которых бук­вально «забиты» игрушками, бесцельно манипу­лирующих то одной, то другой игрушкой и в ко­нечном итоге перебирающихся на кухню, где можно поиграть крышками от кастрюль и при- ^влечь к себе внимание мамы.

Нет смысла давать строгие рецепты относи­тельно набора игрушек для ребенка раннего воз­раста, но можно наметить приблизительно круг необходимых предметов и принципы их сочета­ния. Это, прежде всего, игрушки-персонажи, ко­торые имитируют в игре самого ребенка и заме­няют живых партнеров (кукла, мишка, заяц и прочие игрушки, имеющие антропоморфный об­лик[1]), набор посуды, игрушечный тазик, боль­шой грузовик, набор полиэтиленовых или дере­вянных кубиков различного размера (или строи­тельный набор), кроватка для куклы. В качестве предметов-заместителей, кроме кубиков, можно взять палочки, кольца от пирамидок или какие- то предметы из домашнего обихода, которые, по усмотрению родителей, могут быть предоставле­ны в распоряжение ребенка. Для обозначения •’игрового пространства могут быть использованы детский стульчик (в перевернутом виде — отлич­ная «машина»), пустая коробка («гараж», или «дом» для кого-нибудь, или «кроватка» для боль­шой куклы), диванная подушка или что-то дру­гое. Здесь многое зависит от изобретательности взрослых, а от них умение использовать для иг­ры любой предмет постепенно перейдет и к ре­бенку.

Даже с небольшим набором игрушек и пред­метами-заместителями можно построить мно­жество игровых сюжетов.

Перенос игровых действий из игры со взрос­лым в самостоятельную деятельность ребенка требует, чтобы предметно-игровая ситуация, соз­данная взрослым, некоторое время сохранялась. Поэтому важно позаботиться о постоянном игро­вом уголке для ребенка, где можно расположить кукольную мебель и игрушки соответствующим образом. Для создания игровой ситуации можно использовать и детский столик.

Если мать убирает игрушки или если у ребенка нет постоянного места для игры, его само­стоятельную деятельность организовать гораздо труднее.

При большом количестве игрушек (а это очень распространенное явление, так как каждый гость, приходящий в семью, где есть маленький ребе­нок, как правило, считает своим долгом попол­нить дом новой игрушкой) целесообразно раз­делить их на несколько равноценных наборов и периодически менять их (раз в 1—2 месяца), убирая лишние игрушки из поля зрения ребенка.

Даже если малышу еще нет трех лет и он не ходит в дели, родители должны думать о том, что скоро ему придется включиться в совмест­ную игру с другими детьми в детском /саду, на игровой площадке, поэтому следует позаботить­ся и о том, чтобы ребенок овладевал элементар­ными способами игрового взаимодействия.

Для этого родители должны создавать такие ситуации, где ребенок почувствовал' бы, что взрослый —не только образец для подражания (хотя и в игре), но и равноправный партнер. В этом- неоценимую услугу могут оказать игрушки, допускающие обмен одинаковыми действиями партнеров по игре — мячики, симметричные ка­талки, вагончики и т. п.

— Давай мячик покатаем, — предлагает взрос­лый.

— Встань там, а я — здесь. К тебе мячик пока­тился! А теперь — ко мне! Кати его ко мне!

При организации такого игрового взаимодей­ствия с маленьким ребенком необходимо ограни­чить пространство взаимодействия — катать мя­чик или тележку по желобу, скамейке, дорож­ке, где легко обозначить места для играющих и направление действия.

В таких, поначалу очень простых ситуациях, требующих лишь зеркального отображения дей­ствий взрослого, ребенок впервые получает опыт поочередных взаимоответных действий, составля­ющих основу более сложного игрового взаимо­действия. Без этой основы ему трудно будет на­лаживать игровые контакты со сверстниками.

По аналогии взрослый может организовать и другие игры-взаимодействия: строительство баш­ни из кубиков («Я первый кубик поставлю. А те­перь ты следующий ставь на него. А теперь я опять... Бах! Упала наша башня. Давай снова ее строить!»), пирамидки и т. п.

На прогулке такие игры-взаимодействия мож­но организовать с двумя детьми. — своим малы­шом и другим ребенком, гуляющим со своей ма­мой.

В дальнейшем это элементарное предметное взаимодействие можно усложнять и разнообра­зить, включая в него обмен не только одинако­выми, но п разными действиями, сопровождая его рассказом (т. е. вводя и здесь сюжетный, смысловой контекст), переводящим предметные действия в условный план:

— Погружу кирпичики в машину и отправлю ее Васе (взрослый нагружает кубики в грузовик и откатывает его ребенку). Бася, разгружай кир­пичики! Теперь отправляй мне обратно машину. Приехала ко мне машина. Уже пустая! Я тебе еще кирпичиков отправлю. Потом из них будем дом строить!

Формирование у ребенка условных игровых действий и элементарного игрового взаимодей­ствия позволит подвести его к концу третьего года жизни к более сложным формам сюжетной игры, в центре которых лежит игровая роль и ролевое взаимодействие со сверстником. Формируя условное игровое действие и органи­зуя условия для самостоятельной сюжетной иг­ры, не следует забывать еще об одном виде иг­ры, который обеспечивает самостоятельные заня­тия маленького ребенка,— о дидактической иг­ре.

Дидактическая игра направлена на развитие общих сенсорных и умственных способностей ре­бенка. Для маленьких детей существует целый разряд игрушек, обладающих свойством автоди­дактизма,— в самом игровом материале зало­жено правило действия с ним; Это различного рода пирамидки, матрешки, коробочки-вклады­ши, доски со вставками разной формы, разрез­ные картинки и т. п, Занимаясь с ними, ребенок осваивает цвет, величину, форму предметов, уп­ражняется в движениях.

Однако при первоначальном освоении таких игрушек все же целесообразно участие взросло­го. Например, если впервые дать ребенку пира­мидку, он будет собирать ее, не обращая внима­ния на величину колец. Для него вначале важен сам процесс нанизывания колец на стержень. После того как малыш два-три дня поупражнял­ся в этом и освоил действия снимания и нанизы­вания колец, взрослый должен обратить его вни­мание на то, что пирамидку надо складывать особым образом, чтобы она получилась ровная и аккуратная:

— Проведи-ка ручкой по пирамидке! Она не­ровная получилась. Сними колечки, я тебя научу собирать красивую пирамидку. Смотри, здесь большие колечки и маленькие. Сначала самое большое наденем. Какое самое большое? (Надо помочь ребенку выбрать нужное из разложенных перед ним колец.) Наденем его. Теперь опять найдем самое большое. Какое теперь наденем колечко?

Хорошо, если мама, купив игрушку, позанима­ется таким образом ею вместе с ребенком два-три раза.

По такому же принципу надо учить ребенка играть с матрешкой, коробочками-вкладышами, разрезными картинками и пр.

Итак, для того, чтобы 1,5—2-летние дети пол­ноценно развивались, взрослые должны система­тически играть с ними, а также стимулировать самостоятельные действия детей с различными предметами и игрушками.

Овладение элементарными игровыми умения­ми, о которых мы писали в статье, создает необ­ходимые предпосылки для перехода к более сложным формам игры.

Н. МИХАЙЛЕНКО, кандидат педагогических наук,

Н. КОРОТКОВА, кандидат психологических наук

 


[1] Иначе говоря, это существа, с которыми можно обра­щаться как с человеческими существами — их можно по­садить за стол, положить в кровать, водить, держа за лапу' и т. й. (этого нельзя сделать с игрушками, точно копирую­щими животных).

Скачать документ в формате PDF