Типология текста: Методические рекомендации

Л.Н. Толстой. Тепло и холод


Тепло и холод

I.

Отчего на чугунке кладут рельсы так, чтобы концы не сходились с кон­цами?

Оттого, что зимой железо от холода сжимается, а летом от жару растяги­вается. Если бы зимой вплотную сомкнуть рельсы концы с концами, они бы ле­том растянулись, уперлись бы друг в друга и поднялись.

От жара все раздается, от холода все сжимается.

Если винт не входит в гайку, то погреть гайку, и винт взойдет. А если винт слаб, то нагреть винт и он будет тут.

Отчего стакан лопается, если нальешь в него кипяток?

Оттого, что то место, где кипяток, разогревается, растягивается, а то место, где нет кипятка, остается по прежнему: внизу тянет стакан врозь, а вверху не пускает, и он лопается.

II.

Отчего, когда в оттепель идет снег, он тает на руке, а на шубе остается?

Оттого, что тепло лица и руки пере­ходит в снег и распускает его; от этого то место лица, где растаял снег, делается холодно.

Отчего, если подержать жестяную кружку с холодной водой в ладо­нях, вода согреется, а ладони охоло­деют?

Оттого, что тепло из рук перейдет в жесть, а потом в воду.

Если держать кружку рукавицами, от­чего она не скоро согревается?

Оттого, что рукавицы не позволяют теплу из руки перейти в воду, а жесть пропускает тепло из рук в воду. Железо и жесть пропускают тепло и холод, а шуба и дерево не пропускают. От этого железо, жесть, медь и всякий

металл[1] разогреваются на солнце сильнее дерева, шерсти, бумаги м скорее остывают. От этого—то в холод оде­ваются в меха, шерсть м во все, что не пропускает тепла.

Для чего закрывают квашню шубой, а не заслонкой?

Для того, что шуба не пропустит тепла —хлебы (квашни) не остынут, а заслонка пропустит тепло наружу—и хлебы остынут.

Отчего под щепой и соломой снег не тает а лежит до Петровок?

Отчего лед лучше держится в погребах под соломенной крышей?

Отчего, когда хотят высушить доски, то кладут их под железною. а не под соломенную крышу?

Для чего на покосе и жнитве мужики, чтобы не согрелась вода, обертывают кувшины полотенцем?

III.

Отчего, когда ветрено без мороза, то зябнешь больше, чем в мороз без ветра?

Оттого, что тепло из тела переходит в воздух и если тихо, то воздух вокруг тела нагревается и стоит теп­лый. Но когда дует ветер, он отно­сит нагретый воздух и приносить хо­лодный. Опять из тела выходить тепло и нагревает воздух вокруг него и опять ветер относит теплый воздух. Когда выйдет много тепла из тела, тогда и зябнешь.

Отчего, когда горяч чай в чашке, на него дуют?      

Как в городе Париже починили дом

В одном большом доме разошлись врозь стены. Стали думать, как их свести так, чтобы не ломать крыши. Один человек придумал. Он вде­лал с обеих сторон в стены желез­ные ушки, потом сделал железную по­лосу, такую, чтоб она на вершок не хватала от ушка до ушка. Потом за­гнул на ней крюки по концам так, чтобы крюки входили в ушки. Потом разогрел полосу на огне; она раздалась и достала от ушка до ушка. Тогда он задел крюками за ушки и оставил ее так. Полоса стала остывать и сжиматься и стянула стены.

Солнце — тепло

Выйди зимой в тихий морозный день в поле или в лес и посмотри кругом себя, и послушай: везде кругом снег, реки замерзли, сухие травки торчать из-под снега, деревья стоять голые, ничто не шевелится.

Посмотри летом; реки бегут, шумят: в каждой лужице лягушки кричат, бубулькают; птицы перелетывают, сви­стят, поют; мухи, комары вьются, жуж­жать; деревья, травы растут, махаются.

Заморозь чугун с водой,— он ока­менеет. Поставь замороженный чугун в огонь: станет лед трескаться, таять, пошевеливаться; станет вода качаться, бульки пускать; потом, как станет кипеть, загудит, завертится. То же де­лается и на свете от тепла. Нет тепла — все мертво; есть тепло — все движется и живет. Мало тепла — мало движенья; больше тепла — больше движенья; много тепла—много движенья; очень много тепла — и очень много дви­женья.

Откуда берется тепло на свете? Тепло от солнца.

Ходит солнце низко зимой, стороною, не упирает лучами в землю, и ничто не шевелится. Станет солнышко ходить выше над головами, станет светить в припор к земле, отогревается все на свете и начнет шевелиться.

Станет снег осаживаться, станет от­дувать лед на реках, польется вода с гор, поднимутся пары из воды в облака, пойдет дождь. Кто это все сде­лает? Солнце. Оттают семечки, вы­пустят ростки, зацепятся ростки за зе­млю; из старых кореньев пойдут побегу начнут расти деревья и травы. Кто это сделал? Солнце.

Встанут медведи, кроты; очнутся мухи, пчелы; выведутся комары, выведутся рыбы из яичек на тепле. Кто все это сде­лал? Солнце.

Разогреется в одном месте воздух, подымется, а на его место пойдет воз­дух похолоднее — станет ветерок. Кто это сделал? Солнце.

Поднимутся облака, станут сходиться и расходиться,—ударит молния. Кто сделал этот огонь? Солнце.

Вырастут травы, хлеба, плоды, де­ревья; насытятся животные, напитаются люди, соберут корму и топлива на зи­му; построят себе люди дома, построить чугунки, города. Кто все приготовил? Солнце.

Человек построил себе дом. Из чего он его сделал? Из бревен. Брев­на вырулены из деревьев; деревья вырастило солнце.

Топится печка дровами. Кто вырастил дрова? Солнце.

 Ест человек хлеб, картофель. Кто вырастил? Солнце. Ест человек мясо. Кто выкормил животных, птиц? Травы. А травы вырастило солнце.

 Человек строить каменный дом из кирпича и известки. Кирпич и известка обожжены дровами. Дрова заготовило солнце.                        

Все, что людям нужно, что идет прямо на пользу, все эго заготовляется солнцем, и во все идет много солнеч­ного тепла. Потому и нужен всем хлеб, что его растило солнце и что в нем много солнечного тепла. Хлеб гре­ет того, кто его ест.

Потому и нужны дрова и бревна, что в них много тепла. Кто закупит дров на зиму, тот закупит солнечного тепла; и зимой, когда захочет, то и зажжет дрова и выпустит тепло солнечное себе в горницу.

А когда есть тепло, то есть и движение. Какое ни на есть движение— все от тепла,—либо прямо от солнечного тепла, либо от тепла того, которое заготовило солнце в угле, в дровах и в хлебе, и в траве.

Лошади, быки возят, люди работа­ют,—что их двигает? Тепло. А откуда они взяли тепло? Из корма. А корм заготовило солнце.

Водяные и ветряные мельницы вер­тятся и мелют. Кто их двигает? Ве­тер и вода. А ветер кто гонит? Тепло. А воду кто гонит? Тепло же. Оно под­няло воду парами вверх, и без этого вода не падала бы книзу. Машина работает,—ее движет пар; а пар кто делает? Дрова. А в дровах тепло сол­нечное.

Из тепла делается движение, а из движения тепло. И тепло и движение от солнца.

Отчего бывает ветер?

(Рассуждение).

Рыбы живут в воде, а люди в воздухе. Рыбам не слышно и не видно воды, пока сами рыбы не шевелятся, или пока вода не шевелится. И нам также не слышно воздуха, пока мы не шевелимся, или воздух не шевелится.

Но как только мы побежим, мы слышим воздух — нам дует в лицо; а иногда слышно, когда мы бежим, как воздух в ушах свистит. Когда же отворим дверь в теплую горницу, то
всегда дует ветер низом со двора в горницу, а верхом дует из горницы на двор.

Когда кто-нибудь ходит по комнате или махает платьем, то мы говоримы «он ветер делает», а когда топят печку, всегда в нее дует ветер. Когда на дворе дует ветер, то он дует целые дни и ночи, иногда в одну сторону, а иногда в другую. Это бывает оттого, что где-нибудь на земле воздух очень разогреется, а в другом месте осты­нет—тогда и начинается ветер, и ни­зом идет холодный дух, а верхом теплый, так же, как с надворья в избу. И до тех пор дует, пока не со­греется там, где было жарко.

Для чего дует ветер?

Свяжут крест из двух лучин и кругом креста обвяжут еще четыре лучины. На все наклеят бумаги. К одному концу привяжут мочальный хвост, а к другому привяжут длинную бечевку, и выйдет змей. Потом возь­мут змей, разбегутся на ветер и пустят,—ветер подхватит змей, зане­сет его высоко в небо. И змей подраги­вает и гудит, и рвется, и поворачивает­ся и развевается мочальным хвостом.

Если бы не было ветра, нельзя бы было пускать змей.

Сделают из теса четыре крыла, утвердят их крестом в вал и приде­лают к валу шестерни и колеса с кулаками так чтобы, когда вал вертит­ся, он бы цеплял за шестерни и коле­са, а колеса бы вертели жернов. Потом крылья поставят против ветра: крылья начнут вертеться, станут шестерни и колеса цеплять друг за друга, и жер­нов станет вертеться на другом жер­нове. И тогда сыплют зерно промежду двух жерновов; зерно растирается, и высыпается в ковш мука.

Если бы ветра не было, нельзя бы было молоть зерно на ветряных мель­ницах.

Когда плывут на лодке и хотят плыть скорее, то возьмут, на середине лодки, вставят в дыру большой шест, в шесту этому при делана поперек пере­кладина. К этой перекладине прикрепят холстинный парус, к низу паруса при­вяжут веревку и держат ее в руках. Потом поставят парус против ветра. И тогда ветер надует парус так крепко, что лодка нагибается на бок, веревка рвется из рук, и лодка поплы­вет по ветру так скоро, что под но­сом лодки забурчит вода, и берега точно бегут назад мимо лодки.

Если бы не было ветра, нельзя бы было плавать с парусом.

Там, где люди живут бывает дур­ной дух; если бы не было ветра, дух этот так и оставался бы. А придет ветер, разгонит дурной дух и прине­сет из лесов и с полей хороший, чистый воздух. Если бы не было ветра, люди бы надышали и испортили воздух. Воздух все бы стоял на месте, и лю­дям надо бы уходить из того места, где они надышали.

Когда дикие звери ходят по лесам и полям, то они всегда ходят на ве­тер и слышать ушами и чуют носом то, что впереди их. Если бы не было ветра, они бы не знали, куда им идти.

Почти все травы, кусты и деревья такие, что для того, чтобы на траве, на кусте или дереве завязалось семя, нужно, что­бы с одного цветка пыль перелетала на другой цветок. Цветки бывают далеко друг от друга, и им нельзя пересылать свою пыль с одного на дру­гой.

Когда огурцы растут в парниках, где ветра нет, тогда люди сами сры­вают один цветок и накладывают на другой, чтобы цветовая пыль попала на плодовый цветок и была бы завязь. Пчелы и другие насекомые иногда пере­носят на лапках пыль с цветка на цветок, но больше всего пыль эту пере­носит ветер. Если бы не было ветра; половина растений была бы без семени.

В теплое время над водою поднимает­ся пар. Пар этот поднимается выше, и когда он остынет наверху, то падает вниз каплями дождя.

Над землей поднимается пар только там, где есть вода,—над ручьями, над болотами, над прудами и реками, больше всего над морем. Если бы ветра не было, пары не ходили бы, а собирались

бы в тучи над водой и падали бы опять там, где поднялись. Над ручьем, над болотом, над рекой, над морем был бы дождь а на земле, на полях и ле­сах дождя бы не было. Ветер раз­носит тучи и поливает землю. Если бы ветра не было, то где вода, там бы было еще больше воды, а земля вся бы пересохла.

Самокрутка

Один мужик выучился мельничному мастерству и стал делать мельницы водяные, ветряные и конные.

Потом он задумал сделать такую мельницу, чтобы не нужно было ни воды, ни ветра, ни лошадей: он хотел сде­лать так, чтобы тяжелый камень спус­кался книзу и своей тяжестью вертел колесо, и опять бы поднимался кверху, и опять спускался—так, чтобы мельница ходила сама.

Мужик пошел к барину и сказал: «Я придумал такую мельницу-самокрутку, что сама будет ходить, без воды и без лошадей; только раз завести,—она и
будет ходить до тех пор, пока остановишь. Нет только у меня денег на лес да на чугун. Дай мне, барин, три­ста рублей денег,—я тебе первому сде­лаю такую мельницу».

Барин спросил у мужика, знает ли он грамоту.

Мужик сказал, что не знает.

Тогда барин сказал: «Вот, если бы ты знал грамоту, я бы тебе книжку дал о механике, и там ты бы прочел о такой мельнице и увидал бы, что такой мельницы сделать нельзя, что много людей ученых посходили с ума—все выдумывали такую мельницу, чтобы сама ходила».

Мужик не поверил барину и сказал: В книгах ваших много дурного пишут. Так-то ученый машинист построил крупорушку купцу в городе, да только испортил; а я хоть не грамотный, да как взглянул, так увидал и переладил рушку — стала работать».

Барин сказал: «Чем же ты поды­мешь свой камень, когда он спустится?» Мужик сказал: «Сам по колесу поднимется».

Барин сказал: «Поднимется, да ниже, а другой раз поднимется еще ниже и станет, какие ты колеса ни прилаживай. Все равно, как если на салазках с большой горы съедешь—на маленькую поднимешься, а с маленькой назад на большую никак не поднимешься».

Мужик не поверил, а пошел к купцу и обещал ему сделать мельницу без воды и лошадей.

Купец дал денег. Мужик строил, строил, простроил все 300 рублей, а мельница не ходит.

Тогда мужик стал свое имение про­давать и все простроил.

А купец говорить: «Давай мне мель­ницу, чтобы сама ходила без лошадей или деньги давай назад».

Пришел мужик к барину и рассказал о своем горе.

Барин дал ему денег и говорить: «Оставайся у меня работать: строй ты мне мельницы, только водяные да кон­ные—на это ты мастер, а вперед за то не берись, чего и поумнее тебя люди не сделали».

Лед, вода и пар

Лед бывает крепкий, как камень. Если во льду вмерзнет палка, то палку эту не выломаешь из льда, пока не от— таешь. Когда лед холоден, то по нем воза ездят и не проваливаются, и брось на него десять пудов железа, лед не провалится.

Чем холоднее лед, тем он крепче. Как согреется лед, так он слабнет, сделается, как каша; что в нем вмерзло, рукой можно вынуть, он проваливается под ногами и не удержит и фунта железа. Когда лед еще больше согреется, то он станет водой. Из воды всякую вещь легко вынуть, и вода уже ничего не держит, кроме дерева. Если еще станешь согревать воду, она еще меньше станет держать.

В холодной воде легче плавать, чем в теплой. А в горячей воде и дерево тонет.

Если еще согреть воду, она и вовсе разойдется паром; а пар уже ничего не держит и сам идет во все стороны.

Если кипятить воду под крышкой, то вода испарится и сядет каплями под крышкой, стечет вниз и опять станет вода. Собрать эту воду и выста­вить на мороз — опять станет лед.

Согрей воду — будет пар; застуди воду — будет лед. Все та же вода бы­вает летучая, когда согреется, и креп­кая, когда остынет.

Во льду нет тепла, в воде есть не­много, а в паре очень много.

Если ко льду приставить льдину, то льдина не согреется и не похолодеет.

А если польешь воды на лед, то лед потеплеет, а вода похолодеет. Лед растает, если воды много, а вода замерз­нет, если льду много.

А если на лед пустить пар, то лед потеплеет, а пар похолодеет. Лед растает, станет водой, а пар охоло­деет и тоже станет водой.

Если вода холодная и воздух холод­ный, то ни вода не согреется ни воз­дух не похолодеет. Но если воздух теплый, а вода холодная, что будет?— Из воздуха тепло будет переходить в воду, вода станет все теплее, а воздух все холоднее, до тех пор, пока они сравняются.

Если воздух теплее воды, то вода согреется, а воздух остынет; а если вода теплее, то воздух согреется, а вода остынет.

Если на воздухе из жидкой воды де­лается мерзлая вода, то, значит, вода теплее воздуха, — она будет холодеть, а воздух теплеть.

Если на воздухе летучая вода делается жидкой водой,—значит, воздух холодней летучей воды, и вода будет стыть, а воздух греться.

Если из крепкой воды делается на воздухе жидкая вода,—значит, воздух теплее, он будет стыть, крепнуть, а лед греться.

Если на воздухе из воды делается пар высыхает вода, — значите воз­дух теплее, он будет стыть, а вода греться.

Льдом нельзя греть, а водой и па­ром можно греть. Водой можно вот как греть: провести в холодный дом воду. Как вода замерзнет, так лед выносить вон; опять замерзнет,—опять выносить вон. И в доме все будет теплее, и так станет тепло, что вода не станет уже мерзнуть. Отчего это так будет? — Оттого, что как вода замерзнет, так она выпустит из себя лишнее тепло в воздух, и- до тех пор будет выпускать, пока воздух согреется, и вода перестанет мерзнуть.

Паром греют вот как: напустить пару в холодный дом. Пар станет охолаживаться, каплями потечет книзу и станет водой. Воду эту выносить, и в доме становится тепло.

Отчего это так будет?—Оттого, что как только пар станет водой, он выпу­стит из себя лишнее тепло в воздух.

Когда из воды делается лед, а из пара делается вода, то в воздух вы­ходит тепло из воды и из пара, — и воздух становится теплее. А когда изо льда делается вода, а из воды делается пар, то тепло из воздуха входить в воду и в пар, — и воздух становится холоднее.

Если хочешь остудить теплую горницу, принеси льду и дай ему растаять. От­чего станет холодней? — Оттого, что лед, чтоб ему сделаться водой, забе­рет в себя тепло из воздуха.

Если хочешь остудить, налей вода и дай ей высохнуть. Отчего так будет?— Оттого, что из воды делается пар. А чтоб из воды сделаться паром, она заберет много тепла из воздуха.

От этого бывает холоднее, когда идет дождь, и теплее, когда собирается дождь. Когда идет дождь, то вода сох­нет, испаряется и забирает в себя тепло. А когда собирается дождь, то в воздухе ходят пары и охлаждаются в тучи: от них-то и тепло.

Так и говорят, что парить.

Отчего морозы трещат деревья

Оттого, что в деревьях есть сырость, и сырость эта замерзает, как вода. Когда вода замерзнет, она раздается; а когда ей нет места раздаться, она разрывает деревья.

Если налить воды в бутылку и по­ставить на мороз, вода замерзнет и разорвет бутылку.

Когда из воды делается лед, то во льду этом такая сила, что если наполнить чугунную пушку водой и заморо­зите, то льдом разорвет ее.

Отчего вода не сжимается, как же­лезо, от холода, а раздается, когда за­мерзнет? Оттого, что, когда вода за­мерзнет, её частицы связываются между собою по-другому и промеж них больше пустых мест.

Для чего вода не сжимается, когда за­мерзнет? Для того, чтобы вода в ре­ках и озерах не замерзла до дна.

Лед раздается от мороза, от того делается легче воды и плавает на воде;, и только снизу подмерзает и делается толще и толще, но никогда не замер­зает до дна. А если бы вода сжималась от мороза, как сжимается железо, то верхняя вода замерзала бы на реке и тонула бы, потому что лед был бы тяжелее воды. Потом опять бы замерзла верхняя вода и тонула бы, и так за­мерзли бы озера и реки от дна и до верху.

Какая бывает роса на траве

Когда в солнечное утро летом пой­дешь в лес, то на полях в траве видны алмазы. Все алмазы эти блестят и переливаются на солнце разными цве­тами— и желтым, и красным, и синим. Когда подойдешь ближе и разгля­дишь, что это такое, то увидишь, что это капли росы собрались в треуголь­ных листах травы и блестят на солнце.

Листок этой травы внутри мохнат и пушист, как бархат. И капли ка­таются по листку и не мочат его.

Когда неосторожно сорвешь листок с росинкой, то капелька скатится, как шарик светлый, и не увидишь, как проскользнет мимо стебля. Бывало, со­рвешь такую чашечку, потихоньку подне­сешь ко рту и выпьешь росинку, и росинка эта вкуснее всякого напитка кажется.

Отчего потеют окна и бы­вает роса?

Когда сохнет вода, что делается с этой водой?

От тепла все вещи раздаются. Вода от тепла раздается и вся разойдется на такие маленькие частички, что их глазом не видать, и уйдет в воздух. Частички эти, пары, носятся в воздухе, и их не видно, покуда воздух тепел. Но остуди воздух, и сейчас пар осты­нет и станет виден. ,

Если натопить жарко баню и налить воду . на кирпичи вода вся уйдет па­ром и будет сухо. Поддай еще —вода опять разойдется. Если баня горяча, ле­тучей воды разойдется в воздухе ушат. Ушат воды будет стоять в горячем воздухе бани, и его не будет видно. Воздух бани, впитает в себя весь ушат. Но если станешь еще поддавать, то воздух уже напитается и не станет больше принимать воды, а лишняя вода потечет каплями. Один ушат будет держаться, а лишняя вода вытечет.

Если в ту же баню нетопленную при­несешь горячие кирпичи и станешь лить на них воду — выльешь шайку — вода разойдется, и не  будет видно, — воз­дух всосет ее в себя. Но если Ста­нешь лить другую шайку, вода дотечет каплями. Лишняя вода стечет каплями, и холодный воздух будет держать только одну шайку. В той же бане воздух, когда был горяч, впитал ушат, а когда холоден, может впитать только шайку.

Если подуть на стекло, на стекле ся­дут капли. И чем холоднее, тем больше сядет капель. Отчего это бу­дет? Оттого, что дыхание человека те­плее, чем стекло, и в дыхании много летучей воды. Как только это дыхание сядет на холодное стекло, из него выйдет вода.

Губка держит в себе воду, и воды не видать покуда губка не сожмется; но только что пожмешь ее, вода по­льется. Также и воздух держит в себе воду, пока он горяч, а как он остынет, так вода польется.

Если летом вынесешь из погреба холодный горшок, по нем сейчас ся­дут капли воды. Откуда взялась эта вода? Она тут и была. Только пока тепло было, её не видно было, а как ушло тепло из воздуха в холодный горшок, воздух вокруг горшка остыл, и капли сели. То же бывает и на ок­нах. В горнице тепло, и пары дер­жатся в воздухе; но с надворья осты­нут окна, и внутри возле окон воз­дух охолодеет, и потекут капли.

От этого же бывает роса. Как остынет земля ночью, над ней воз­дух остынет, и из холодного воздуха выходят пары каплями и садятся на землю.

Иногда бывает, что и холодно на дворе, а в горнице тепло, — а не по­теют окна; а иногда и теплее на дворе, а в горнице не так тепло, — а по­теют окна.

Тоже иногда ночь теплая, а большая роса; а то холодная ночь и—нет росы.

Отчего это бывает? Оттого, что бы­вает сухой и сырой воздух. Сухой воз­дух бывает тогда, когда он, не нагреваясь, может поднять еще много паров, а сырой тогда, когда он, не нагреваясь, не может поднять еще много паров. Сухой воздух — это губка, не вся еще напитанная водой, а сырой воз­дух— губка, вся напитанная водой. Чуть похолодней воздух и чуть пожать губку, —и потечет. В сыром воздухе всякая вещь, если она холоднее воздуха, намокнет, а в сухом всякая мокрая вещь высохнет. Пары выйдут из неё, и воздух впитает их в себя.

Сырость

I.

Отчего паук иногда делает частую паутину и сидит в самой середине гнезда, а иногда выходит из гнезда и выводить новую паутину?

Паук делает паутину по погоде, ка­кая есть и какая будет. Глядя на паутину, можно узнать, какая будет погода: если паук сидит, забившись в середине паутины, и не выходит,—это к дождю: если он выходит из гнезда и делает новые паутины, то это к погоде.

Как может паук знать вперед, какая будет погода?

Чувства у паука так тонки, что когда в воздухе начнет только собираться сырость, и мы этой сырости не слышим, и для нас погода еще ясна,—для паука уже идет дождь.

Точно так же, как и человек раз­детый сейчас почувствует сырость, а одетый не заметит ея, так и для паука идет дождь, когда для нас он только собирается.

II.

Отчего зимою двери разбухают и не затворяются, а летом ссыхаются и при­творяются?

Оттого; что осенью и зимою дерево насытится водой, как губка, и его разопреть, а летом вода выйдет паром, и оно съёжится.

Отчего слабое дерево — осина — больше разбухает, а дуб меньше?

Оттого, что в крепком дереве — дубе — пустого места меньше и воде некуда набраться, а в слабом дереве — осине — пустого места больше, и воде есть куда набраться. В гнилом дереве еще больше пустого места, и от того гнилое дерево больше всего разбухает и больше садится.

Колоды для пчел делают из са­мого слабого и гнилого дерева: самые лучшие ульи бывают из гнилой лозины. Отчего это?—Оттого, что через гнилую колоду проходит воздух, и для пчел в такой колоде воздух легче.

Отчего доски коробятся?

Оттого, что неровно сохнут. Если приставить сырую доску одною стороной к печке, вода выйдет, и дерево со­жмется с этой стороны и потянет за собой другую сторону; а сырой стороне сжаться нельзя, потому что в ней вода,— и вся доска погнется.

Для того, чтобы не коробились полы, их режут из сухих досок на куски, и куски эти вываривают в кипятке. Когда из них вода вся выкипит, их клеят, и они уже не коробятся (паркет).

Море

Море широко и глубоко; конца морю не видно. В море солнце встает и в море садится Дна моря никто не достал и не знает. Когда ветра нет, море сине и гладко; когда подует ве­тер, море всколыхнется и станет не­ровно. Подымутся по морю волны; одна волна догоняет другую; они сходятся, сталкиваются и с них брызжет бе­лая пена. Тогда корабли волнами ки­дает, как щепки. Кто на море не бывал, тот Богу не наливался.

Куда девается вода из моря?

Из родников, ключей и болот вода течет в ручьи, из ручьев в речки, из речек в большие реки, а из больших рек течет в моря. С дру­гих сторон в моря текут другие реки, и все реки текут в моря с тех пор, как мир сотворен. Куда девается вода из моря? Отчего она не течет через край?

Вода из моря поднимается туманом; туман поднимается выше, потом из тумана делаются тучи. Тучи гонит вет­ром и разносит по земле. Из туч вода падает на землю. С земли сте­кает в болота и ручьи. Из ручьев течет в реки; из рек в море. Из моря опять вода поднимается в тучи; тучи разносятся по земле.



[1] Металлы: золото, серебро, медь, железо, олово, ртуть и другие

Скачать документ в формате PDF