Типология текста: Статьи

Н.А. Короткова. Сюжетная игра с детьми четвертого года жизни. Продолжение.


  • Реальная история группы детей. Наблюдения автора.

    Начало статьи

    Продолжение.[1]

    Реальная история группы детей. Наблюдения автора.

    Разобрав основные вопросы, давайте обратимся к реальной истории одной группы детей, с которыми мне посчастливилось играть на протяжении года.
    Посмотрим, на какие подводные камни наталкиваются наши проекты и как приходится перестраиваться по ходу дела, встречаясь с реальной жизненной тканью, – с разными откликами детей на усилия взрослого, увидим, какой бывает групповая динамика.

    Я предлагаю вашему вниманию несколько запротоколированных эпизодов из жизни второй младшей группы (имена детей изменены). Курсивом в текст внесены мои соображения, которыми я руководствовалась в своих действиях, и комментарии по поводу прошедшей игры. Мы играли после полдника в течение 45-60 минут, с периодичностью один раз в одну–две недели.
    Конечно, основная цель моих посещений детского сада – развитие детской игры. Но попутно мне хотелось обучить работе воспитательницу, поэтому я просила её на это время немного стушеваться и понаблюдать за мной и детьми.

    Эпизод первый, октябрь.

    У меня не было возможности предварительно оценить уровень игровой деятельности детей – я впервые в группе. Поэтому придётся ориентироваться по ходу дела. Мой общий проект на этот игровой час - восполнять недостающие событийные проекции в игре детей. Для начала осмотрюсь и понаблюдаю за жизнью группы.
    Трое мальчиков заняты у окна крупным кнопочным конструктором, каждый делает что-то своё. Остальные дети что-нибудь возят по периметру групповой комнаты: машинки, ослика на колёсах. Одна из девочек ездит за ними верхом на лошадке на колёсах. Ещё одна девочка качается на лошадке-качалке, созерцает окружающее. Две девочки манипулируют посудой в кукольном уголке.
    Вот девочка на лошадке подъезжает к стеллажу с игрушками, оставляет лошадь, берёт с полки кошёлку, рассматривает её. Подходят ещё две девочки, тоже берут кошёлки. Ходят по комнате. Одна из них надевает кошёлку на голову, остальные делают то же. Ручки кошёлок - возле ушей. Это наталкивает одну из них на простую ролевую имитацию: «Я – зайчик!» Остальные девочки: «Мы – зайцы!»
    Мальчик у окна, отрываясь от конструктора, философски замечает: «Такие зайцы не бывают!»
    Девочки снимают кошёлки, снова ходят с ними по комнате.
    Вот один из мальчиков оставил машинку, взял руль и бегает по кругу, за ним второй - тоже взял руль.
    Итак, картина типичная. Я вижу предметные манипуляции с кошёлками, функциональные игровые действия (рулить) и простую ролевую имитацию (зайцы). Здесь для меня три тематические «зацепки» для инициирования игры: можно нарастить «руление» пространственной и ролевой проекциями (построить машину, предложить роли «шофёр – пассажир»), можно воспользоваться кошёлками и начать игру в «магазин». Третья возможность – перевести простую ролевую имитацию в развёрнутое событие: «Вы зайчики, а я лиса. Давайте у вас избушка лубяная, а у меня ледяная. Построю избушку... Моя избушка растаяла весной, и я пришла вас выгонять...». Но я не уверена, что все дети знают сказку, поэтому начну со второй «зацепки» – с магазина. Хотя мне кажется, что за манипуляциями девочек с кошёлками нет никакого сюжетного контекста, я всё же воспользуюсь этими действиями с предметом, чтобы ввести условное Событие.

    Н.А.[2] (проходящей мимо Оле с кошёлкой). Давай ты шла с сумкой в магазин! У меня магазин здесь. Вот прилавок. (Выкладываю на низкий стеллаж, стоящий перпендикулярно к стене, несколько игрушек: посуду, мячики, брусочки.) Я продавец!
    Оля. Я не буду играть! (При этом останавливается и с интересом наблюдает за моими действиями.).

    Тут же подходит ещё одна девочка с кошёлкой – Юля.

    Юля (с готовностью). Я в магазин!
    Н.А. Что хотите купить, покупатель? (Юля указывает на банку.) Платите деньги! (Подставляю ладонь.).

    Заметьте, к детям я обращаюсь на «ты», а к покупателям как продавец на «вы». Переход на «вы» (там, где это уместно по смыслу ролей) так же, как и ролевое обращение, позволяет усилить для ребёнка условность ситуации, почувствовать, что мы сейчас «иные» – не Надежда Александровна и Юля, а продавец и покупатель.
    Юля даёт воображаемые деньги, кладёт банку в кошёлку, отходит в сторону. Тут же подходит Маша, просит молоко, с ней купля-продажа повторяется.
    Оля, понаблюдав, тоже решается включиться в игру, повторяю с ней тот же обмен действиями.
    Девочки подходят к моему магазину по три-четыре раза, опустошают его, всё уносят в кошёлках в кукольный уголок.
    Неподалёку на полу сидит мальчик, возит туда-сюда пустой грузовик, всё время присматривается к нашей игре.
    Подходящий момент усложнить его простые манипуляции.

    Н.А. Давай ты привёз мне товар в магазин? Шофёр, привезли товар?
    Мальчик. Да! (Быстро везёт грузовик в кукольный уголок, забирает уже купленный девочками товар, привозит к прилавку.).

    Ещё один мальчик привозит на своей машине кубики, выгружает на прилавок.

    Н.А. Ты тоже шофёр? Привёз товар?
    Мальчик. Да!

    Пока мальчики возят и выгружают товар, я отхожу в сторону.

    Маша (быстро занимает место за прилавком). Теперь я!
    Н.А. Ты теперь продавец?
    Маша. Да!

    Время от времени к Маше подходят дети, молча суют в её ладонь воображаемые деньги и забирают что-нибудь с прилавка. Даже мальчики с рулями периодически прерывают ради покупки свой бег по кругу.
    Я наблюдаю, сидя в сторонке, делаю записи в блокноте.
    Через несколько минут игра, видимо, надоела девочке.

    Маша (громко объявляет). Всё! Магазин сломался!
    Н.А. Как сломался?
    Маша. Ну закрылся. (Подошедшей Оле.) Теперь ты давай!

    Маша усаживает Олю за прилавок, сама покупает у неё.
    К Оле подходят снова мальчики с рулями.

    Один из мальчиков (Оле). Дай нам молоко!

    Ко мне подходит Юля с куклой в коляске.

    Юля. А я с дочкой приехала!
    Н.А. Ну иди в магазин, а я твою дочку покачаю.

    Подходит Паша, показывает купленный молочный пакет. Ему явно хочется подключиться к игре со мной.

    Н.А. (Паше). А в магазине опять продуктов нет. Может быть, шофёр привезёт? Ты шофёр?
    Паша. Да! (Берёт грузовик, собирает в него мелкие игрушки, привозит в магазин.)

    Девочки продолжают курсировать между магазином и кукольным уголком. Мальчики тоже время от времени подбегают к магазину, прерывая беготню. Оля сидит за импровизированным прилавком, продаёт товар.
    Подошло время прогулки.

    Что же получилось в итоге?

    К инициированной мной игре по собственному желанию подключались периодически почти все дети группы. Но в основном я взаимодействовала с тремя партнёрами: Юлей, Машей и Пашей. А вот Оля, которую я попыталась втянуть в игру первой, сначала отказалась и долго присматривалась, прежде чем включиться в игру. Мне удалось совместить тему игры (магазин) с простым функциональным действием, возникшим у девочек спонтанно, то есть подхватить их случайный интерес к предметам (кошёлкам) и развернуть вокруг этих предметов игровое Событие (воображаемую ситуацию) в двух проекциях: пространственной (магазин – прилавок) и ролевой (кошёлка как ролевой атрибут покупателя, взаимодействующего с продавцом).

    Моё ролевое поведение и взаимодействие с Юлей (продавец – покупатель) послужили моделью для Маши (ей захотелось стать продавцом), затем для Оли (она тоже стала продавцом), а также для остальных детей: покупателями перебывали все дети группы.

    Теперь я немного узнала детей и могу спланировать инициативную игру на следующий раз. Мой план: 1) расширить функциональные игровые действия мальчиков (беготня с рулём) до пространственной и ролевой проекций – предложить игру в «поездку в метро»; 2) подключиться к спонтанно развернувшейся игре детей и в зависимости от их тематики попробовать расширить воображаемую ситуацию до полноты всех проекций.

    Эпизод второй, октябрь (через неделю).

    Посмотрим, что происходит в группе.

    Картина примерно такая же, как в прошлый раз: дети ездят верхом на лошадках, гоняют машинки, бегают с рулём; несколько девочек копошатся в кукольном уголке.
    Ко мне сразу подбегает Маша.

    Маша. А помните, мы в магазин играли!
    Н.А. А вы играли потом ещё?
    Маша. Нет! А там магазин! (Тянет меня за руку к стеллажу, где был магазин. Маше явно хочется поиграть так ещё.)
    Н.А. Закрыт магазин?
    Маша. Да!

    Хотя в моём проекте намечено другое, при таком явном желании ребёнка надо его поддержать.

    Н.А. Давай он открылся! Ты продавец?
    Маша. Нет, ты!
    Н.А. Ладно, я продавец! (Сажусь у стеллажа за тот же импровизированный прилавок.)

    Маша покупает, подходят Юля, Руслан, молча указывают на предметы, которые они хотели бы купить.

    Н.А. Покупатели, вы говорите, что хотите купить, а то продавец не понимает.

    Заодно поупражняемся в предметном замещении. Для игры в «магазин» достаточно двух-трёх муляжных овощей - фруктов, а остальной товар – из строительного набора и бросового материала («На что похоже? – Это батон. – А это?»).
    Теперь дети уже называют покупку, каждый подходит по два-три раза.
    Я оживила в памяти детей образец игровых действий продавца, теперь можно передать эту роль им самим.

    Н.А. Магазин закрыт на обед. Теперь пришёл другой продавец. (Маше.) Ты продавец?
    Маша. Да!

    А я возьму на себя дополнительную роль в парном взаимодействии - побуду немного покупателем.
    Делаю покупку у Маши-продавца. Никого из детей рядом нет.

    Маша. Магазин закрыт! (Уходит в кукольный уголок к другим девочкам.).

    Я подхожу к группе детей, которые бегают с рулями: Коле, Оле и Антону.

    Н.А. А я построю поезд в метро! Буду машинистом!
    Оля. Тёти не бывают машинистами!
    Н.А. Я же играю!

    У Оли явные трудности с ролевым замещением. В предыдущем эпизоде она отказалась от роли продавца и втянулась в игру только после наблюдения за моими ролевыми действиями. Видимо, чтобы стать в игре кем-то «другим», ей нужна развёрнутая модель ролевого поведения. Как это - быть «другим»? Фиксирую это для себя. Надо будет как-нибудь подключиться к её индивидуальной игре и развернуть с ней ролевое взаимодействие в контексте привлекающей её тематики.
    Подходит Юля.

    Юля (заинтересованно и поощрительно мне). Давай!

    Быстро строю поезд: перевёрнутый стул, по два бруска с каждой стороны, на них сверху - планки-двери, большие кубы в качестве сидений.
    Юля стоит рядом, внимательно наблюдает.

    Н.А. Мне руль нужен!

    Юля приносит руль.
    Сажусь в голове поезда.

    Н.А. Я машинист в метро! (Рулю, имитирую звук мотора.) Где же мои пассажиры? Поезд пришёл, двери открываются. (Отодвигаю планку-дверь.)

    В поезд заходит Юля, за ней следом Настя. Паша въезжает на лошадке. Все садятся на кубы.

    Н.А. Следующая остановка «Спортивная». Пассажиры, никому не надо выходить? Осторожно, двери закрываются! (Задвигаю планку, рулю.)

    Объявляю ещё несколько остановок, но никто не выходит. Подходят ещё мальчики, стоят рядом, наблюдают. Настя (пассажир) подсказывает мне названия станций (из известных ей по опыту реальных поездок в метро). Теперь уже входят и садятся Руслан, Коля, Антон. Объявляю ещё несколько станций. Антон и Коля входят и выходят на каждой, тщательно отодвигают и задвигают планку-дверь.

    Н.А. Конечная станция, поезд дальше не пойдёт. Просьба освободить вагоны. (Выхожу из поезда.) Всё! Машинист закончил работу. Теперь пришёл другой машинист, на смену.

    Подходящий момент для передачи роли кому-нибудь из желающих.

    Юля (с энтузиазмом). Я! (Берёт у меня руль, садится на место машиниста, рулит.)
    Н.А. Я теперь пассажир, домой еду! (Сажусь в поезд.)

    Юля сначала объявляет станции, как это делала я, потом молча рулит. Похоже, игра ей поднадоела, но она не уходит. В поезде сидят Коля, Настя, Маша. Подошёл Тёма, с интересом наблюдает.

    Коля (видимо, ему наскучила пассивная роль пассажира). Я теперь машинист!
    Настя. Я!
    Юля. Нет, я! (Не хочет уступать место.)

    Это вполне типичная коллизия: многие претендуют на главную роль после того, как увидели образец ролевого поведения взрослого. Не стоит уговаривать детей действовать по очереди – ведь играть хочется сейчас. Лучше всего использовать приём умножения игрового пространства и ролей: пусть будет много поездов и машинистов.

    Н.А. Можно ещё один поезд построить, который едет навстречу.

    Помогаю детям построить неподалёку ещё один поезд. Коля с рулём садится на место машиниста, Руслан и Антон – на места пассажиров.
    Я отхожу в сторону, посмотрю, что будет дальше.
    Юля порулила немного, единственный её пассажир – Настя – ушла в кукольный уголок. Юля через несколько минут отправилась вслед за ней. Поезд опустел.
    А в поезде Коли игра продолжается.
    Но вот в пустой поезд вошёл Тёма, раздвигает и задвигает планку-дверь. Подхожу к нему.

    Тёма. Это автоматические ворота!
    Н.А. А у нас был поезд в метро. Это были двери.
    Тёма. Нет, это автоматические ворота!

    У Тёмы явно возникла какая-то ассоциация с этим действием, попробую подключиться к его воображаемой ситуации, угадать, что он имеет в виду.

    Н.А. Автоматические ворота в гараже?
    Тёма. Да! (Продолжает открывать и закрывать ворота.)

    А что происходит с остальными? Мальчики ушли из второго поезда, бегают с балалайками. Девочки катают кукол в колясках. Юля и Руслан бегают с рулями.
    Без поддержки взрослого самостоятельное взаимодействие детей в игре длится недолго. Повторяющиеся игровые действия надоедают. Но это нормально для детей этого возраста. Попробую вернуть детей в воображаемую ситуацию поездки в метро. Для этого даже не понадобится кого-то приглашать, я поиграю «для себя».

    Н.А. (ни к кому не обращаясь, дети заняты своими делами). Я снова поеду в метро! Быстрее, чем на машине. Я машинист! (Сажусь в поезд, рулю.)

    В мой поезд тут же входят Антон и Коля, усаживаются.

    Н.А. А вот и пассажиры!

    Тёма уходит от своих автоматических ворот, входит в мой поезд, открывает и закрывает планку-дверь, когда я объявляю остановки.
    Я объявляю конечную станцию.

    Н.А. Машинист закончил работу. Кто теперь машинист?
    Тёма (с энтузиазмом). Я! (Садится на место машиниста.)

    Антон открывает и закрывает двери.
    Я иду к кукольному уголку, мимо магазина, где никого нет. Увидев меня, подбегает Маша.

    Маша. Продайте мне!

    Маша активно втягивает меня в игру, приходится побыть минутку продавцом.
    Между тем мальчики продолжают ехать в поезде (Тёма - машинист, Коля и Антон - пассажиры в вагоне, но всё молча).
    Попробую активизировать ролевой диалог пассажира с машинистом.

    Н.А. Я теперь поеду домой. (Подхожу к поезду.) Приехал уже поезд?
    Тёма. Да!
    Антон. Нет, ещё не приехал! (Не отодвигает планку-дверь.)
    Н.А. Я подожду поезда.
    Тёма. Приехал!
    Антон. Нет!
    Н.А. А машинист говорит – приехал!

    Усаживаюсь в поезде. Тёма молча рулит.

    Н.А. До какой остановки идёт поезд, машинист?
    Тёма. До «Академической»!
    Н.А. О, это моя остановка! Я выхожу!

    Ухожу и наблюдаю издалека.

    Оля (подходит к мальчикам). И я!

    Коля открывает ей дверь, Оля входит в поезд.
    Несколько минут игра продолжается, но затем мальчикам надоедает, они присоединяются к девочкам в кукольном уголке.
    Через несколько минут Коля и Тёма снова возвращаются в поезд: Тёма на месте машиниста, Коля открывает и закрывает двери.
    За Колей пришёл папа.

    Коля (папе). Я ещё машинистом не был!
    Воспитательница. Ну в другой раз!

    Коля уходит в раздевалку и тут же возвращается.

    Коля. Мне папа разрешил ещё поездить.

    Коля топчется возле поезда, ему хочется побыть машинистом, но Тёма не намерен освобождать своё место.
    Надо подсказать Коле выход из затруднения – ввести параллельную роль машиниста, тем более что у нас уже есть второй, пустующий, поезд.

    Н.А. (Коле). Давай поедем в другом поезде, Тёме навстречу!

    Усаживаемся во второй поезд, Коля на месте машиниста, очень доволен (напротив Тёмы-машиниста).

    Н.А. А я пассажир! Машинист, какая следующая станция?
    Коля. «Спортивная»! (Рулит.)
    Н.А. Приехали?
    Коля. Нет, до «Спортивной» далеко!

    Я хочу открыть планку-дверь.

    Коля. Я сам буду открывать! (Рулит.) «Спортивная»! (Открывает дверь.)

    Увидев, что поезд снова ожил, в него входят Юля, Маша, Руслан.

    Н.А. Ещё пассажиры пришли.

    Тёма рулит в своём поезде рядом (у него нет пассажиров), с интересом наблюдает за нами.
    Воспитательница напоминает Коле, что его ждёт папа. Мальчик с сожалением уходит.
    Игра прерывается, пора на прогулку.

    Подведём итог.

    Очевидно, что взрослый создаёт своим участием сильный центр притяжения. Уже само появление взрослого вызывает воспоминание о прошлой игре и желание её воспроизвести (мой первый партнёр - Маша, игра в «магазин» возникла по её инициативе).
    Моя новая инициатива позволила обогатить функциональную игру детей (беготню с рулями). Здесь в центре моего внимания последовательно оказались трое детей: Юля, Тёма, Коля. Понаблюдав за моими ролевыми действиями, все они побывали в заманчивой роли машиниста. Без поддержки взрослого игра длится недолго, но всё же последействие есть. Оно во многом обусловлено пространственной проекцией сюжетного События - построенным мной «поездом». Этот предметный маркер воображаемой ситуации, остающийся в поле зрения детей, стимулирует их периодическое возвращение к игре.

    Что запланировать на следующий раз? Я думаю, пора внести в нашу «игровую жизнь» некоторое сюжетное разнообразие, развернуть игру во всех событийных проекциях на иной тематике. Кстати, на полке я видела четыре докторских набора. Пока ни один из детей к ним не притронулся. Поэтому я спланирую инициативную игру в «визит к доктору» и сделаю акцент на ролевом поведении, на активизации ролевого диалога с использованием «телефонных разговоров».

    Кроме того, можно будет подключиться к игре, начатой детьми, поддержать её. Посмотрим, вернутся ли дети к играм в «магазин», в «поездку в метро», то есть к тем игровым моделям, которые демонстрировал взрослый.

    Эпизод третий, ноябрь (через две недели).

    Сегодня я пришла пораньше - до полдника. Усаживаюсь неподалёку от кукольного уголка, ставлю рядом игрушечный телефон.
    Беру с полки книжку, рассматриваю иллюстрации. Это «Приключения Незнайки» в картинках, на рисунке - доктор Пилюлькин.
    Очень кстати - рисунок подсказывает конкретизацию моего проекта.
    Несколько детей подходят ко мне, тоже рассматривают рисунок.

    Н.А. О! Это доктор Пилюлькин. Можно поиграть в доктора Пилюлькина. Кто доктор Пилюлькин?
    Коля. Я! (Бежит к полке, берёт докторский чемоданчик.)
    Н.А. Доктор Пилюлькин лечил больных.

    Подбегает Тёма.

    Тёма (Коле). Пилюлькин, у меня голова болит!

    Коля молчит, смущённо вертит докторский чемоданчик.

    Н.А. Давайте после полдника поиграем в доктора Пилюлькина.

    Дети готовятся к полднику, но Тёма не уходит от меня, берёт игрушечный телефон, вертит его в руках.
    Воспользуюсь моментом для индивидуальной игры.

    Н.А. Я пока доктор Пилюлькин. Давай ты звонил Пилюлькину! У меня здесь поликлиника. Мой кабинет. (Ставлю рядом со своим ещё два стульчика.)
    Тёма (с воодушевлением). Давай!

    Тёме почти четыре года, он весьма развитой ребёнок, и я могу использовать игру с ним как модель для всех остальных детей.

    Тёма (в телефон). Пилюлькин! У нас дочка заболела!

    Поскольку второго телефона нет, я беру заместитель - брусок из конструктора вместо телефонной трубки.

    Н.А. (в трубку). Пилюлькин слушает!
    Тёма (в телефон). У моей дочки живот болит!
    Н.А. (в трубку). Приходите ко мне на приём! До свидания!
    Тёма (в телефон). До свидания! (Кладёт трубку.)

    Неважно, что мы находимся рядом друг с другом; телефонный разговор всё равно предполагает разделённость, общение на расстоянии.
    Тёма идёт в кукольный уголок, берёт куклу, приносит, подаёт мне.

    Н.А. Ты как будто постучал.

    Тёма стучит о спинку стула.

    Н.А. Здравствуйте, проходите! Что у вашей дочки болит?
    Тёма. Живот!

    Выслушиваю куклу фонендоскопом, сопровождаю действия несколькими ролевыми репликами, даю воображаемые таблетки.

    Н.А. Пейте таблетки и приходите завтра!

    Дети полдничают, но исподволь присматриваются к нашей игре. Тёма наконец тоже садится полдничать.
    После полдника половина детей уходит на музыкальное занятие, в том числе и Коля (первый претендент на роль Пилюлькина).
    Тёма среди оставшихся, он решительно берёт докторский чемоданчик, надевает белую шапочку с красным крестом, подходит ко мне.

    Н.А. Ты доктор Пилюлькин?
    Тёма. Да!
    Аня (подбегает к нам). Я тоже доктор! (Берёт ещё один докторский чемоданчик, устраивается рядом со мной.)

    Я сначала подыграю Тёме.

    Н.А. (Тёме). Доктор Пилюлькин, у меня дочка заболела!

    Тёма лечит куклу точно так же, как это делала я. Аня рядом пытается лечить ту же самую куклу, повторяя действия Тёмы, то есть два доктора лечат одну куклу. Детей это не смущает.

    Н.А. (Ане). Давай ты других больных лечила!

    Аня берёт другую куклу, лечит её.

    Н.А. Мы с дочкой пойдём домой. (Уношу свою «дочку» в кукольный уголок, усаживаю за стол.) Здесь наш дом.
    Тёма (бежит вслед за нами). Её надо в кровать!
    Н.А. Сейчас сделаем кровать.

    Делаем с Тёмой кровать из двух стульев - между кукольным уголком и кабинетом врача. Тёма укладывает куклу.

    Н.А. (в воображаемую телефонную трубку). Дзинь! Доктор Пилюлькин!
    Тёма (бежит в кабинет, берёт трубку игрушечного телефона). Да! Алло!
    Н.А. (в трубку). Мы вчера с дочкой у вас были, она не поправляется. Можно к вам прийти?
    Тёма (в телефон). Приходите!

    Прихожу с куклой к Тёме. Остальные дети, вроде бы занятые своими делами, всё время присматриваются к нашей игре.
    К кабинету подходит Алина, везёт деревянную лошадку-качалку.

    Алина. Лошадка заболела!

    Попробую соединить в общем смысловом поле Алину и Аню-доктора, которая сидит рядом, но ничего не делает, наблюдает.

    Н.А. Аня, ты ведь доктор? Полечишь лошадку? Она заболела.

    Аня молча манипулирует игрушками из докторского чемоданчика. Алина стоит рядом, смотрит. Активного взаимодействия между девочками не возникает. Тёма продолжает лечить куклу.
    За всем этим с интересом наблюдает Антон, он подъехал к нам верхом на лошадке на колёсах.

    Н.А. (Антону). Ваша лошадка тоже заболела?
    Антон (со смехом). Нет!

    Антон отъезжает и приезжает обратно, не уходит далеко, с интересом наблюдает за докторами.
    Видно, что Антону хочется включиться в игру, но он не знает как. Попробую уйти от игры с Тёмой и помочь Антону и Алине.

    Н.А. (Тёме). Давай доктор Пилюлькин мою дочку оставил в больнице лечить?
    Тёма. Давай! (Кладёт куклу на кровать, снимает ей тапочки, лечит.)
    Н.А. (Ане-доктору). Доктор, к вам лошадки в очереди на приём стоят! Полечите их, доктор!

    Аня манипулирует игрушками, не откликается на предложение.
    Но детей, желающих присоединиться к игре, нельзя игнорировать. Надо дать им возможность активно включиться. Выход у меня один - стать ещё одним доктором.

    Н.А. Я тоже доктор!

    Активно взаимодействую с Алиной, лечу её лошадку, втягиваю девочку в ролевой диалог. Антон рядом, верхом на своей лошадке, упорно наблюдает, не уходит.

    Н.А. (Антону). Давайте вашу лошадку полечу?

    Антон со смехом немного отъезжает (и хочет включиться, и не решается).

    Н.А. Не бойся, лошадка, попей водички! («Пою» лошадку из чашки.)

    Антон снова отъезжает и случайно падает на бок вместе с лошадью, смеётся.

    Н.А. О! лошадка ушибла бок. Полечим?
    Антон. Да!

    Развёртываю взаимодействие доктор - пациент с Антоном, после этого он с довольным видом отъезжает.
    Тёма занят лечением своей куклы.
    Аня продолжает манипулировать игрушками, так и не включившись во взаимодействие с Алиной, той надоело ждать, и она ушла в кукольный уголок.
    Что ж, оставлю пока докторскую тематику, посмотрю, что происходит вокруг.
    Несколько девочек в кукольном уголке кормят кукол, Антон и Алина со своими лошадками теперь наблюдают за ними.
    Я случайно оказываюсь возле стеллажа, который в предыдущих играх служил магазинным прилавком. Ко мне подбегает Лера, берёт с полки кошёлку.

    Лера. Где магазин?

    Очень типичная реакция: последействие наших предыдущих игр. Ребёнок, который хотел включиться в игровое взаимодействие со взрослым, но ему не удалось, ловит возможность это сделать. Придётся подыграть, хотя это не входило в мои намерения.

    Н.А. Вот магазин! Ты продавец?
    Лера. Нет!
    Н.А. Хочешь быть покупателем?
    Лера. Да!
    Н.А. Ну давай я продавец, а ты покупатель!

    Развёртываю с Лерой куплю - продажу. Тут же без всякого приглашения подбегают другие дети - Алина, Катя, Антон; все делают покупки по два-три раза. Подходят Аня и Тёма (доктора), тоже покупают. Все очень оживлены.
    В это время возвращаются дети с музыкального занятия, а игравшие уходят.
    Вернувшиеся осматриваются.
    Коля, которому ещё до полдника была обещана игра в доктора Пилюлькина, решительно направляется ко мне, берёт докторский чемоданчик.

    Коля. Я Пилюлькин!
    Вася (подбегает). Я тоже доктор! (Надевает шапочку.)

    Маша и Паша тоже надевают докторские шапочки.

    Юля. Я тоже Пилюлькин!

    Все расхватывают докторские чемоданчики.
    Настоящая докторомания. Взрослому остаётся только обеспечить докторам врачебную практику, развернуть взаимодействие доктор - пациент.
    Я играю с Колей в докторском кабинете.
    Воспитательница берёт часть детей на себя: «У меня дочки заболели». Маша и Паша подходят к ней, лечат кукол.
    Коля лечит мою дочку-куклу. Вася, пристроившись рядом, пытается лечить ту же куклу.
    Подсовываю Васе вторую заболевшую дочку, развёртываю и с ним диалог пациента с доктором.

    Н.А. (за куклу, изменённым голосом). Поставите мне градусник, доктор?

    Вася ищет игрушечный градусник.

    Н.А. Вот! (Предлагаю палочку вместо градусника.)
    Вася и Коля (возмущённо). Это не градусник!

    Замечаю для себя, что дети с трудом принимают предметы-заместители. Надо предлагать их почаще, чтобы это стало привычным. И у Коли, и у Васи почти нет ролевой речи, только функциональные предметные действия. Это тоже на будущее: надо почаще втягивать их в ролевой диалог.
    Юля сидит рядом со своим докторским чемоданчиком, во взаимодействие с нами не включается, но и не уходит. С интересом наблюдает.
    Мальчики увлеклись лечением кукол, поэтому я могу помочь Юле развернуть воображаемую ситуацию.

    Н.А. Я ещё одну дочку к другому доктору отведу. (Юле.) Доктор, полечите нас?
    Юля. Да!

    Развёртываю с Юлей взаимодействие доктор - пациент.
    Коля и Вася ещё некоторое время лечат кукол, но без поддержки взрослого игра довольно быстро затухает, наступает пресыщение, и мальчики переключаются на действия с машинками и строительным материалом.
    Вася увлечённо возит автомобиль, так и оставшись в докторской шапочке.
    Кстати - о вреде обременительной «костюмной» ролевой атрибутики. Шапочка - это вполне допустимо. Но сколько раз я видела в детских садах, как дети тратят уйму времени на надевание докторских халатов, их застёгивание, завязывание белых косынок. За это время желание играть в доктора пропадает, ребёнок переключается на что-то другое, ему уже хочется скакать на лошади, а халат только мешает. В три-четыре года игровые намерения живут недолго. Поэтому ролевые (костюмные) атрибуты должны быть очень лаконичны и необременительны в обращении с ними.

    Но что же в итоге игрового часа?

    Очевидно, что моя игра с двумя основными партнёрами - Тёмой (в первой подгруппе) и Колей (во второй подгруппе) - послужила моделью для остальных детей, наблюдавших за ней и затем включившихся в смысловое поле игры.
    Также очевидно, что роль, предполагающая наиболее активные функциональные действия (доктор), очень привлекает детей. Развернувшаяся докторомания - свидетельство тому. Взрослому пришлось поработать в роли пациента у множества докторов. Игрушки (докторские чемоданчики), ранее лежавшие без дела, пошли в ход.
    Замечу, что я вовсе не стремилась охватить докторской тематикой всю группу. Дети спонтанно присоединились к игре в силу возникшего интереса. Здесь очень важно не переборщить, давать паузы для самостоятельного продолжения игры детьми.
    Игра в «доктора - пациента» позволила мне органично использовать телефонные разговоры для активизации ролевого диалога.
    Также мне удалось поддержать спонтанную инициативу ребёнка, вернувшегося к прошлой игре («магазин»).

    В следующий раз я попробую активизировать ролевое поведение и ролевой диалог через другой приём и совершенно иную тематику, не социобытовую, а сказочную. Кроме того, импровизация по сказочному сюжету позволит мне развернуть сюжет по горизонтали, от одного События к другому. Темы «магазин» и «доктор» пока воплощались в рамках одного События (купля - продажа, лечение), а процесс игры развёртывался за счёт умножения участников (много покупателей у одного продавца, много пациентов у одного доктора или, наоборот, пациент, «кочующий» от одного доктора к другому).

     

    Окончание статьи

    Опубликовано в журнале «Ребёнок в детском саду» — 03/2013


    [1] Продолжение. Начало см.: "Ребенок в детском саду". 2013. №2.

    [2] Н.А. - Надежда Александровна, автор статьи.

Скачать документ в формате PDF