Типология текста: Статьи

Н.А. Короткова. Сюжетная игра с детьми пятого года жизни. Продолжение.


  • Реальные эпизоды игры взрослого с детьми.

    Реальные эпизоды игры взрослого с детьми.

    Продолжение. [1]

    Начало статьи

    А теперь я проиллюстрирую всё изложенное в первой части семинара несколькими реальными эпизодами игры взрослого с детьми пятого года жизни.

    Первый пример.

    Первый пример - инициативная игра взрослого с использованием готового маркера игрового пространства - макета. В группе, о которой пойдёт речь, есть макет скотного двора. Это деревянный сруб на подставке с открытой передней стенкой, к нему прилагаются разборная изгородь и деревянные фигурки домашних животных. Макет стоит на столе у окна так, что к нему трудно подойти, а уж тем более использовать для игры.
    Дети разбрелись по групповому помещению, вяло перебирают игрушки. На макет никто не обращает внимания.
    Прежде всего, надо расположить макет так, чтобы открыть возможность достраивания игрового пространства. Я беру макет и переношу его на сдвоенные столы ближе к центру комнаты. Теперь к нему можно подойти со всех сторон. Начинаю манипулировать «насельниками» скотного двора. Дети отрываются от своих занятий и внимательно наблюдают за моими действиями.

    Н.А. Как же в это играть?
    Митя (подходит ко мне). Здесь сарай и коровы.
    Настя (тоже подходит к столу). А ещё курочки.

    Рядом с нами присаживается за стол Артём.

    Н.А. А пастух где же? Кто присматривает за животными?
    Артём (приносит маленькую фигурку человечка). Вот! (Ставит возле макета.)
    Настя (приносит человечка побольше). Вот!
    Н.А. О! Пастух и пастушка! Они пасли животных.

    Дети расставляют фигурки животных, ставят изгородь.
    Подходят и подсаживаются к столу Паша и Полина.

    Н.А. А давайте им на машине привезли сено!

    Митя (бежит в другую часть комнаты, приносит маленькую пожарную машину). Вот!

    Н.А. Это какая машина?
    Митя. Пожарная.
    Н.А. Ну на неё сено неудобно грузить. Это тушить пожар.
    Митя. Давай пожар был!

    Митя с Артёмом, который принёс ещё и маленькую полицейскую машину, «тушат пожар» за скотным двором (у них в руках машинки и человечки).

    Митя. Мы потушили пожар!
    Н.А. Вот и хорошо, теперь всё в порядке на скотном дворе.

    В это время Настя привозит большой грузовик, он гораздо больше самого макета.

    Н.А. Этот нам, пожалуй, великоват.

    Кто-то из девочек, порывшись в ящике с игрушками, извлекает и приносит небольшой самосвал.

    Н.А. Эта машина в самый раз. А где же сено?

    Дети ищут заместители сена, удачная идея - нагружают в самосвал восковые мелки, привозят к скотному двору.
    Мне на глаза попалось небольшое резиновое кольцо, попробую его приспособить - кладу возле скотного двора.

    Н.А. Это кормушка!

    Девочки выгружают в кольцо мелки-сено.

    Н.А. Отличное сено!

    Дети расставляют вокруг кормушки животных, наклоняют их над сеном (животные «едят»),

    Настя. Они поели!
    Н.А. А давайте они пошли на луг пастись!

    Я беру два листа бумаги, быстро набрасываю зелёным мелком (из кормушки) штрихи- травку на одном листе, контуры цветов - на другом. Кладу оба листа возле макета.

    Н.А. Это трава на лугу. И цветы. Коровы любят полакомиться.

    Дети водят животных по импровизированному лугу.
    Полине приходит в голову ещё одна идея. Она приносит груду цветных карандашей и высыпает их внутрь макета.

    Полина. Это дрова!

    Итак, макет обрастает деталями. Кое-что можно и подсказать.

    Н.А. Можно для пастухов дом сделать. А то им жить негде.
    Митя. А я гараж построю!

    Дети приносят насколько коробок с мелкими строительными деталями из дерева и плоскими геометрическими фигурами из пластмассы. Желающих обустраивать игровое пространство человек семь.

    Н.А. Здесь тесновато. Давайте и там строить (показываю на соседние столы).
    Митя. А давайте на полу!
    Н.А. Давайте!

    Дети переносят строительные материалы на ковёр, я переставляю туда же и сам макет. Вместе перемещаем «насельников».
    Все увлечены устройством игрового пространства вокруг макета. Строят кто что хочет, называют свои сооружения, обсуждают. Быстро возникают дом, гараж, дорога, которые тут же заполняются разными фигурками - человечками и животными.
    На ковре образовалось несколько игровых центров: мы с Настей и Полиной возле самого макета, Митя и Паша рядом строят гараж для самосвала, Артём чуть поодаль, один, выкладывает на ковре несколько ёлок из плоских геометрических фигур, ещё двое детей строят дорогу из деревянных планок.
    Подходит Марк, наблюдает за нами, в руках у него игрушечный автобус.
    Настя и Полина снова воспроизводят жизнь на скотном дворе: животные поели сена, пошли на луг, снова поели сена.
    Марк вертит автобус в руках, не решается присоединиться к нам, но и не уходит. Можно «зацепиться» за его игрушку и помочь ему включиться в игру.

    Н.А. А давайте на автобусе ещё другие пастухи приехали!
    Марк. Да! (Усаживает в автобус несколько человечков, везёт их к скотному двору.)
    Н.А. Коровы захотели пить. Где у них поилка? Может быть, это? (Кладу возле макета ещё одно резиновое кольцо.)
    Марк (подхватывает идею). Я построю колодец! (Строит из брусочков сруб колодца.) Там ведро! (Ставит в колодец цилиндр из строительного набора.)

    Марк отлучается и возвращается с игрушечным кувшинчиком, «наливает» в него воду из ведра-цилиндра, а затем «выливает» её в кольцо-поилку.
    Все увлечены игрой, никто друг другу не мешает, время от времени дети вступают во взаимодействие, комментируют свои действия для партнёров. Кто-то продолжает дополнять игровое пространство новыми деталями, кто-то вновь и вновь воплощает в функциональных игровых действиях нехитрые События жизни скотного двора (поить- кормить, пасти на лугу).
    Я попробую всё же вывести детей из «кругового сюжета», а заодно связать разные части игрового пространства, возникшего вокруг макета.

    Н.А. А давайте овечка пошла одна в дремучий лес и заблудилась! Смотрите, Артём целый лес построил!

    Беру фигурку овечки и веду её к плоским ёлкам, выложенным Артёмом на ковре.

    Артём. Подождите, я ещё не доделал! (Спешно заканчивает свою работу.)
    Н.А. А пастух (вывожу человечка из построенного детьми домика) говорит: «Где наша овечка?»

    Митя (очень эмоционально). Её нашли! (С воем выводит из своего гаража полицейский автомобиль, везёт по дороге, усаживает на него овечку и возвращает на скотный двор.) Нашли! Нашли!

    На этом наше время исчерпывается и игру приходится прервать.
    Воспитательница рассматривает очень живописный «игровой мир», возникший на ковре вокруг макета, и философски замечает: «Надо бы сфотографировать. Наверное, нужно это оставить, чтобы они ещё поиграли. А то мы всё заставляем убирать».
    Что ж, этим, пожалуй, всё сказано. Стоило взрослому немного обыграть макет, как он тут же «оброс» дополнительным игровым пространством. Это достраивание (пространственное воплощение жизни скотного двора) осуществлялось параллельно и перемежалось с функциональными действиями (кормить-поить, пасти, тушить пожар, спасать овечку), целенаправленным поиском предметов-заместителей. В общем смысловом поле игры нашлось место и продвинутым, инициативным детям, и менее активным, и любителям строить, и любителям функциональных игровых действий - они как бы дополняли друг друга. Все были вместе, но никто не мешал соседям.

    Второй пример.

    А вот пример из жизни другой группы.
    В этой группе есть крупные объёмные модули. Но надо сказать, что в самостоятельной детской деятельности этот игровой материал был очень слабо востребован. Как-то раз я попробовала использовать их для создания условного пространства в игре с детьми: предложила им построить из модулей корабль. Вместе мы обозначили контур корабля, возвели трубы (из цилиндров), на носу (треугольный модуль) примостили круглую подушечку вместо штурвала. Тут же кто- то уселся у штурвала, а остальные расположились на больших кубах на палубе. Я присоединилась к ним. Мы «плывём на корабле». Уже этим дети чрезвычайно довольны.
    Но всё же не мешает ввести следующее Событие (это просто сделать, если обозначить цель нашего путешествия): «Давайте мы плыли на Северный полюс. А там мы встретили Белого медведя. (Выхожу из корабля.) Я - Белый медведь! Давайте вы предложили Белому медведю поехать в московский зоопарк, и он согласился!»
    Идея принимается, и все участники путешествия возвращаются на корабле «в Москву». По ходу дела не было инициативных предложений со стороны детей, они с удовольствием принимали вводимые мной События. Только одна девочка обозначила свою игровую роль. Когда я стала Белым медведем, она заявила: «А я Белый медвежонок!» Так что в зоопарк приплыли два медведя. Остальные дети, человек шесть, были заняты обживанием нового для них игрового пространства - достраивали и усовершенствовали сам корабль. То есть в данном случае главное для них - устроить корабль (условное пространство) и «плыть на корабле» неважно в каком качестве и куда. Очевидно, что наиболее притягательными для участников были пространственная и функциональная проекции События, хотя за ними угадывался ролевой фон (капитан и матросы).
    Но вот я попала в эту группу через месяц. У детей очень цепкая память, и они предложили мне поиграть «в корабль, как в прошлый раз».

    Н.А. А где же корабль? (Модули аккуратно сложены у стены.)

    Дети очень быстро сооружают из модулей корабль, в точности повторяющий прежний, усаживаются в нём, один из них - впереди за импровизированным штурвалом. Я присоединяюсь к ним. Сами дети и сейчас не обозначают своих ролей, я делаю это за них.

    Н.А. Значит, Саша - капитан, а мы - матросы?

    Все хором подтверждают это, капитан вертит штурвал.

    Н.А. А куда же мы отправились?
    Лена. К Снежной королеве!

    Совершенно неожиданное для меня, но интересное предложение. Надо принять эту творческую инициативу (я, честно говоря, думала, что дети предложат События из прошлой игры и мне придётся самой вносить разнообразие в сюжет).

    Н.А. Ладно, давайте мы приплыли! Кто будет Снежной королевой?
    Маша. Вы!

    Остальные вторят ей. (Или роль Снежной королевы никому не приглянулась, или детям пока не ясно, как действовать в этой роли, чем её наполнить. Предполагаю, что скорее - второе. Из дальнейшего хода игры мы увидим, что так оно и есть.)

    Н.А. Хорошо, я теперь не матрос, а Снежная королева! (Ухожу из корабля в противоположную часть комнаты.) Здесь мои чертоги!

    У меня, по крайней мере, два пути возможного продолжения игры. Первый - предложить детям обустройство чертогов Снежной королевы, но это вновь уведёт нас в пространственную проекцию События. Поэтому, чтобы сделать воплощение События более полным, я выбираю второй путь - оставить чертоги лишь названными, воображаемыми, а игру перевести в плоскость ролевых диалогов. Но о чём могут говорить путешественники со Снежной королевой? Конечно, о том, что незваные гости, вторгнувшиеся в чужие владения, будут примерно наказаны. И наказание у Снежной королевы вполне традиционное - заморозить!
    После выяснения Снежной королевы с капитаном, кто приплыл на корабле и откуда, я предлагаю соответствующее Событие.

    Н.А. Давайте матросы выходили на разведку, а Снежная королева всех замораживала!

    Вот уже четверо матросов по очереди, после краткого диалога со Снежной королевой, заморожены. Дети очень увлечены, но мне надо что-то придумать: что делать с застывшими, как статуи, детьми? Необходимо какое-то Событие с обратным ходом. И тут помогает случайная инициатива одной из девочек-матросов. Ей, видимо, надоело ждать своей очереди «заморозки», она надела на себя маску собачки и ходит возле корабля.

    Аня (в маске). А я собачка!
    Н.А. Давайте у собачки была волшебная палочка! Она могла дотронуться до замороженных матросов и разморозить их!

    Снежная королева вступает в ролевой диалог с волшебной собачкой, та размораживает всех, и команда благополучно отплывает. Все спасены.
    Драматическая коллизия настолько понравилась играющим, что дети предлагают: «Давайте ещё так!» Но теперь они уже сами обозначают игровые роли.

    Маша. Я теперь Снежная королева!
    Катя. А я собачка!

    Происходит обмен ролями, и мы повторяем всю последовательность Событий вновь. Но этим дело не ограничилось. Пришлось повторять игру шесть раз, пока все участники не побывали в роли Снежной королевы (после игрового образца, данного взрослым, эта роль стала самой привлекательной).
    Как мы видим, сюжет, состоящий из нескольких Событий (плавание, встреча со Снежной королевой и замораживание, волшебное избавление), становится по инициативе детей «круговым», стереотипным. Надо сказать, что именно сюжеты с драматическими коллизиями всегда особенно привлекают детей. В этом повторении угрозы и счастливого избавления от неё - особое удовольствие. Поэтому в данном случае я даже не стала предлагать детям какие-то дальнейшие События, чтобы разорвать «круговой сюжет», это можно сделать как-нибудь в другой раз.

    Третий пример.

    И ещё один пример - из жизни наших знакомцев по предыдущему семинару. Теперь они в средней группе, и я прихожу к ним раз в месяц - посмотреть, как они продвигаются в игре, и предложить новые идеи для их игры.
    В игровое время дети разбрелись по комнате. Несколько девочек в кукольном уголке, рядом Вася и Руслан возят машинки, строят для них гараж. Вот Вася взял телефон и звонит Вере в кукольный уголок, Вера отвечает. Воспитательница показывает детям новый тематический набор мелких игрушек к какой-то сказке. Им заинтересовались несколько девочек, они вместе с воспитательницей начинают игру по мотивам сказки.
    Ко мне подходит Вася. По пути он прихватил большой картонный якорь.

    Вася. Смотри! (Демонстрирует якорь.)

    Пожалуй, можно использовать якорь как тематическую «зацепку» для инициирования игры с детьми.

    Н.А. (рассматриваю якорь). Это для корабля?
    Вася. Да!
    Н.А. Давай построим корабль и поплывём в Африку!
    Вася. Давай!

    В этой группе нет никаких модулей, но мы вполне обойдёмся несколькими стульями. Зато здесь есть штурвал на стойке, его можно переносить в любое место. Он одновременно послужит и предметом оперирования (рулить), и маркером игрового пространства (центром корабля).
    Вместе с Васей мы моментально устраиваем корабль - несколько стульев вокруг штурвала.
    Я не намерена останавливать внимание детей на детальном простраивании игрового пространства. Сейчас моя цель - развернуть сюжет за счёт смены ролей, показать детям этот способ игры, а также сделать акцент на необходимости словесного обозначения ролей, на ролевых диалогах.
    Вася не расстаётся с якорем. Подходит Оля, она принесла бинокль.

    Н.А. Вася, ты капитан?
    Вася. Нет!

    Я усаживаюсь на корабль, Вася с якорем рядом со мной.

    Н.А. Тогда мы с тобой матросы.

    Подбегает Вера, садится у штурвала.

    Н.А. Вера, ты у нас капитан?
    Вера. Да!

    Подходят Оля и Аня, тоже усаживаются на корабль.

    Н.А. Давайте вы тоже матросы. (Вере.) Капитан, ты говори: «Полный ход», - и я включу мотор!
    Вера. Полный ход! (Вертит штурвал.)

    Я имитирую звук мотора.

    Н.А. А матросы смотрели в подзорные трубы: не видна ли Африка?
    Вася (смотрит в бинокль). Пока ещё не видно.
    Н.А. А я вижу Африку! Капитан, уже видна Африка!
    Вася. Я бросаю якорь! (Бросает якорь.)

    Вася наконец-то дождался заманчивого момента, возможно, только ради которого он и включился в предложенную игру.

    Н.А. А давайте я теперь не матрос, а Бармалей. Я живу в Африке, в пещере. (Отхожу в сторону и изображаю грозный вид.) А! Кто это ко мне в Африку приплыл? Сейчас всех возьму в плен!

    Дети с визгом разбегаются.

    Вася. А мы на корабль от тебя, Бармалей!

    Все вновь усаживаются на корабль.

    Н.А. Я теперь опять матрос (тоже возвращаюсь на корабль). А давайте мы поплыли за Айболитом, чтобы его в Африку отвезти. Лечить больных обезьян!

    Надо сказать, что мой выбор Африки и Бармалея не случаен. Несколько дней назад по телевидению показывали фильм «Айболит-66», и я уверена, что многие дети его смотрели. К тому же все знают историю про Айболита по книжке К. Чуковского, так что канва событий детям известна.

    Оля. Да! Я Айболит!

    Оля идёт к полкам с игрушками, берёт коробку с медицинскими принадлежностями, надевает белую шапочку. Звонит оттуда по телефону.

    Оля. Алло!
    Н.А. (в воображаемую трубку, с корабля). Алло! Айболит, мы за вами приплыли!

    Оля-Айболит возвращается на корабль.

    Вера. Я тоже Айболит! (Уходит с места капитана, надевает белую шапочку.)
    Н.А. Давай ты теперь помощник Айболита, собачка Авва?
    Вера. Нет!
    Н.А. Ну давай ты медсестра?
    Вера. Да!

    На освободившееся место капитана садится Таня.

    Н.А. Таня, ты теперь у нас капитан?
    Таня. Да! (Вертит штурвал.)
    Вася. Африка! Бросаю якорь! (С удовольствием осуществляет привлекающее его действие.)
    Н.А. А я теперь снова Бармалей! Кто это ко мне в Африку приплыл?
    Оля. Я, доктор Айболит. Мы приехали лечить обезьян!
    Н.А. А я вас не пропущу к обезьянам!
    Вася. А мы пройдём!
    Н.А. А где будут обезьяны?
    Оля. Там! (Указывает рукой на угол комнаты, всех вполне устраивают воображаемые обезьяны.)
    Н.А. Давайте Бармалей вас ловил и устал. Ох, отдохну в пещере! (Изображаю спящего.)
    Оля. А мы вылечили обезьян!

    Заметьте, что Оля-Айболит не осуществляла никаких функциональных врачебных действий. Событие лечения воображаемых обезьян свёрнуто до его речевого обозначения, то есть просто «сказано» Олей. Так бывает, когда в цепи Событий не это главное для детей.

    Н.А. Давайте вы уже сели на корабль, а Бармалей вас проспал!

    Все усаживаются на корабль.

    Н.А. Ох, прозевал! Возьмите меня с собой, мне скучно одному в Африке!
    Оля. Мы тебя не возьмём. Ты злой!
    Н.А. Я больше не буду злым, я буду добрым!
    Вася. Ладно, садись!

    Таня-капитан вертит штурвал.

    Вася. Уже Москва-река. Бросаю якорь! (Бросает якорь.)

    Все выходят из корабля.

    Я иду к столу, делаю записи в блокноте.

    Подходит Вася, наблюдает за мной.

    Вася. Поехали снова!
    Н.А. Хорошо, поехали!

    Возвращаюсь на корабль. Все прежние участники тоже возвращаются. Таня на капитанском месте, вертит штурвал, Вася с якорем, Оля и Аня сидят рядом со мной.

    Н.А. Капитан, куда мы плывём?
    Таня. В Африку!

    Я предвижу «круговой сюжет» и делаю попытку ввести новое Событие.

    Н.А. Давайте у нас случилось кораблекрушение!
    Вася. А что это такое?
    Н.А. Наш корабль наскочил на скалу, и она пробила дно. Корабль тонет. Все на спасательную шлюпку!
    Вася. Что это - шлюпка?
    Н.А. Это такая широкая и прочная лодка на корабле. Где она у нас?
    Вася. Из стульев сделаем!

    Вася отсоединяет от корабля два стула, составляет их вместе рядом с кораблём. Мы с Васей и Олей перебираемся в шлюпку, а Таня остаётся на корабле и продолжает вертеть штурвал.

    Н.А. Давайте наш корабль утонул, а это был другой корабль. Он нас спас. Мы вывесили флаг, и он нас заметил в море. (Поднимаю над головой свой носовой платок.) Капитан, спасите нас!
    Вася. Спасите нас!
    Таня. Плывите сюда!

    Все снова перебираемся на корабль. Вася ставит стулья по-прежнему.

    Обратите внимание, как быстро произошла трансформация предметного пространства: понадобилась шлюпка - и Вася использовал часть корабля. Событие «спасения» прожито, и раздвоившееся было пространство «свернулось» в одно, прежнее.

    Н.А. Спаслись. А куда мы едем?
    Вася. На юг едем. Это пробоина! (Показывает на дырочку в стуле.) Надо водолазов, корабль чинить. Акваланги!

    В это время Оля, которой, видимо, понравилась идея со шлюпкой и к тому же хотелось самой порулить, выстроила рядом с кораблём сооружение из стульев с рулём.

    Оля (к Н.А.). Поехали со мной! У меня катер!
    Н.А. Ладно, мы поедем на катере за аквалангами. (Оле.) Ты теперь капитан катера?
    Оля. Да!
    Н.А. А я буду у тебя матросом. Поедем за аквалангами.

    Оля вертит руль, гудит.
    Я выхожу, беру два цилиндра из строительного набора и возвращаюсь к Оле на катер.

    Н.А. Это акваланги. Поехали обратно, капитан!

    Остальные участники игры сидят на корабле, Таня вертит штурвал.

    Н.А. (Оле). Приехали, капитан? Я вижу наш корабль.
    Оля. Приехали!
    Вася (к Н.А.). Иди к нам, на корабль!
    Н.А. Сейчас, я спущу трап! (Кладу две планки из строительного набора между катером и кораблём.) Не могу же я идти по морю! (Перехожу на корабль.) Вот вам акваланги!
    Оля (со своего катера, к Н.А.). Поехали снова со мной!

    На этом время игры закончилось, и дети начали собираться на прогулку.

    Подводим итоги.

    Итак, мне удалось реализовать своё намерение. Я продемонстрировала детям возможность смены ролей: сама побыла в роли матроса, Бармалея, снова матроса. Кто-то из детей оставался в одной и той же роли, а вот Оля по мере развёртывания Событий в игре была и матросом, и Айболитом, и капитаном катера. Ролевые диалоги сопровождались и функциональными игровыми действиями (рулить, бросать якорь, наблюдать в бинокль, звонить по телефону), и периодическим перестраиванием условного пространства (корабль, шлюпка, катер).

    Особенно подчеркну возросшую, по сравнению с младшей группой, инициативу детей и в ролевых диалогах, и в выстраивании предметного пространства игры, его преобразовании по мере развёртывания сюжетных Событий.

    На этом мы завершим обсуждение игры с детьми на этапе младшего дошкольного возраста - очень важном этапе игровой жизни ребёнка, а следующий семинар посвятим игре старших дошкольников.

     


    [1] Окончание. Начало см.: Ребёнок в детском сада. - 2013. - № 5.

    Опубликовано в "Ребёнок в детском саду". - 2013. - № 5.

Скачать документ в формате PDF